«Сама жизнь наша — это чудо. Сама Церковь наша Православная, стоящая непоколебимо, — это чудо. Кругом чудо — духовным оком смотри, разумей, укрепляйся в вере и дивись. С нами Бог! И никакая нечисть нам никогда не будет страшна. Аминь».

схиархим.Зосима

СЛОВО В ДЕНЬ ВОЗНЕСЕНИЯ ГОСПОДНЯ

«Извед же их (Апостолов) вон до Вифании, и воздвиг руце Свои, и благослови их, и бысть, егда благословляше их, отступи от них, и возношашеся на небо. И тии поклонишася Ему, и возвратишася во Иерусалим с радостию великою» (Лк. 24, 50—52). Так окончилось земное поприще Спасителя нашего и Господа! Много страдал Он, много и прославлен. Не было скорби, как Его скорбь, и нет славы, как Его слава. Смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя: тем же и Бог Его превознесе, и дарова Ему Имя, еже паче всякого имене, да о Имени Иисусове всяко колено поклонится, Небесных, и земных и преисподних, и всяк язык исповесть, яко Господь Иисус Христос во славу Бога Отца (Флп. 2, 8-11).

Узрим ли мы когда-либо эту славу Господа нашего? Узрим, ибо Господь в последней великой молитве Своей Сам молил об этом Отца Своего: «Да видят,- говорил Он,— славу Мою, юже дал еси Мне» (Ин. 17, 24). И Ангелы, по Вознесении Господа явившиеся Апостолам, свидетельствовали, что Господь придет ко всем нам в последний день таким же образом, каким Апосто¬лы видели Его восходящим на Небо (Деян. 1, 2). Будем даже участвовать в славе вознесшегося Господа, если только не сделаем себя недостойными, ибо Он для того и вознесся на Небо, дабы приготовить его к принятию всех истинных последователей Своих. «Иду,— говорил Он Апостолам, а в лице их и всем нам, -уготовати место вам, и аще уготовлю место вам, паки прииду и пойму вы к Себе, да идеже есмь Аз и вы будете» (Ин. 14, 2-3). Что это милостивое определение относительно нас нисколько не переменилось и по Возне¬сении, свидетель тому святой Павел, который говорит, что в последний День Пришествия Господа верующие восхищены будут на облаках, в сретение Его на воздухе (1 Сол. 4, 17). Значит, с ними, даже по видимости, произойдет нечто подобное тему, что произошло ныне с Самим Господом на горе Елеонской...

Один путь, братие, которым можно достигнуть и нам высоты святой славы,- тот же самый, которым восшел в славу Господь наш, то есть путь креста, путь очищения, самоотвержения, путь внешних и внутренних страданий. Памятуем ли мы это? И, памятуя, идем ли на Небо путем Христовым?

Если Фавор земного счастья возвышает вас, братие, над всем земным и приближает к Небу, то оставайтесь на нем! Возносящийся Господь благословляет высоту вашу. Только блюдитесь, чтобы на этом Фаворе не погрузиться в сон, и когда Моисей и Илия будут говорить о кресте, на котором должно распинать ветхого человека, вам не заговорить о создании для этого человека не одной, а трех скиний. Помните, что путь на Небо не с Фавора, а с Елеона; а к Елеону надо идти чрез Гефсиманию и Голгофу.

Путь Господень должен быть путем всех и каждого. За всех нас равно пострадал Господь наш; для всех равно отверсто и Небо. Итак, вопрошу всех и каждого: на многое ли в нашей жизни можем указать мы и сказать, что это так сделано или оставлено нами потому, что мы предназначены для Неба, что нам должно быть некогда с нашим Господом? Можем ли указать в наших поступках хотя на что-либо подобное? Удержались ли мы хотя один раз от греха, сделали ли хотя одну добродетель при мысли, что Господь наш взирает на нас с Небес? Как ни мал вопрос этот, но едва ли не найдется между нами людей, которые не смогут и на него ответить утвердительно. Что же значит наша вера в Вознесшегося Господа? Верим или не верим Ему? Если верим, где дела? Если не верим, для чего носить и Имя Его? Кто истинно верит в свое Небесное предназначение, тот не может быть земным: у того уверенность эта по необходимости бывает началом, одушевляющим весь образ его мыслей и чувств, всю его жизнь и все отношения. Истинный христианин во всех обстоятельствах жизни, при всех случаях помнит, что он наследник Неба, сонаследник Христу, и действует сообразно своему предназначению. Всматриваясь в его жизнь, всякий заметит, что он живет не столько настоящим, временным, сколько будущим, вечным, что сердце его где-то далеко, не в этом мире, что жизнь его таится высоко, в Боге. Такими точно и казались некогда христиане язычникам.

Но много ли, братья, такого в нас? Есть ли хотя что-либо неземное, Небесное, Христово? Если есть, то мы, подобно Апостолам, можем возвратиться в дома свои от горы Елеонской с радостью. Благословение возносящегося Господа в таком случае принадлежит и нам, равно как и обетование Святого Духа. При сошествии Своем Он не пройдет мимо тех, которые принадлежат Христу.

В противном случае нам принадлежит, и еще с большей силой, упрек, сказанный Ангелами Апостолам при Вознесении Господа. С большей, говорю, силой, ибо им сказано было: «Что стоите зряще на небо?» (Деян. 1, 11) за то только, что они, по своей любви и усердию, долго взирали на небо, принявшее их Господа и Учителя. А нам надо сказать другое: сынове человеческие, что стоите зряще не на Небо, а на землю? Обратите очи к Небу, воззрите на Спасителя вашего, давно на вас взирающего. Вступите на путь к Небу, давно пред вами лежащий; для легкости на нем сбросьте все тяжести греха, вас подавляющие, приимите в руки ваши крест и идите к своему Спасителю, пока Он благословляет вас на путь этот, пока не затворилось отверстое Небо, пока Ангелы, Небесные и земные, приглашают вас в обители Отца Небесного.

Слышим, слышим, блаженные Небожители, голос ваш и хотим вступить на путь Господень; только подкрепите нас и сопутствуйте нам вашей помощью. Наипаче же Ты Сам, Милосердый Спаситель наш и Господи, Ты Сам не оставь нас сирых духом и немощных. Призри с Небес на благое произволение и немощь нашу, виждь и благослови нас на путь Твой, облеки на нем силою свыше и утверди колеблющиеся стопы наши, пока не прейдем в гору святую Твою и не соединимся с Тобою. Аминь.

Святитель Иннокентий (Борисов), архиепископ Херсонский и Таврический ЖМП 1978, 5