«Сама жизнь наша — это чудо. Сама Церковь наша Православная, стоящая непоколебимо, — это чудо. Кругом чудо — духовным оком смотри, разумей, укрепляйся в вере и дивись. С нами Бог! И никакая нечисть нам никогда не будет страшна. Аминь».

схиархим.Зосима

Слово в Неделю о Закхее (Лк. 19, 1–10)

Столь важное место занимает Великий пост в нашей жизни, что Церковь больше чем за месяц начинает нас вести к нему. Среди обыденных забот мы должны приучить себя к мысли, что нам этого не избежать. Мы к этому заранее должны подготовиться, как к самой главной молитве, от которой зависит все, что будет с нами здесь и в вечности, как к решающему испытанию нашего сердца, на котором так просто не устоять, как к смерти, которой мы будем умирать в эти дни, приобщаясь смерти Христовой, как к нашему воскресению, которое будет нам даровано в Пасхальную ночь Его воскресением.

Путь к Великому посту начинается сегодня, когда снова мы слышим за литургией этот короткий и волнующий рассказ о Закхее. Снова проходит Христос через город, и снова бежит по улице на глазах у всех этот маленький человек, обгоняя толпу, потому что ему ничего не видно из-за чужих спин и голов, и вот, к изумлению всех, он влезает на дерево. Очень точно он рассчитал, что именно здесь будет проходить прославленный Учитель и сверху он сможет хорошо разглядеть Его. Что это с Закхеем произошло? Может, он просто странный такой человек, юродивый, или немножко поэт, или сгорает от любопытства, как мальчишка? Никогда ничего такого за ним не замечалось, никогда не было у него ничего романтического или возвышенного, наоборот, он вполне земной, всегда самый практичный, сугубо материальный человек. Быть начальником над сборщиками налогов у римских оккупантов, быть презираемым всеми вымогателем-богачом и держать своих хитрых работников в подчинении – какую властность и какой изворотливый ум надо иметь! Какую способность прислуживаться к чужеземцам – ну хотя бы для того, чтобы тебя не сняли и другого не поставили начальником. Для чего же ему надо было увидеть Христа, чего ему в жизни не хватало? Власть и деньги, здоровье и, наверное, жена, дети – все у него было. Не было только чего-то главного, о чем возвещает новый Учитель и без чего нет покоя душе. И ему надо было увидеть Христа своими глазами, а не чужими. Он не такой человек, которому достаточно рассказа.

Размышляя о Закхее, я вспоминаю одного простого, сделавшего большую карьеру в советские годы человека, который на вопрос, верит ли он в Бога, ответил: "Верить – не верю, а все чего-то боязно". И когда его собеседник убеждал его в том, что есть жизнь после смерти, он сказал: "Я бы согласился на любые нескончаемые мучения ада, только бы жизнь не кончалась". Может быть, Закхей и сам не заметил, что залез на дерево, вернее, взлетел на него? Может, его какая-то сила подняла, его ангел-хранитель? Он увидел Христа и уверовал. Христос назвал его по имени, потому что Он всех нас знает. В имени заключено то единственное и неповторимое, что есть в каждом человеке, то сокровенное, что дано ему от Бога. Бог назвал человека по имени – как душу его окликнул, назвал его и позвал: Закхей, сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме.

Я видел это коренастое дерево в Иерихоне, широко раскинувшее свои ветви, и залезал на него. Многие в нашей паломнической группе не могли удержаться от этого, как бы желая ощутимее прикоснуться к чуду. А может быть, это просто дерево, выросшее от того дерева? Неважно. Как это было со мной, как позвал Он меня и вошел в мою жизнь? Как это было с вами, по-другому, чем у меня? Но в конце концов, то же самое было у каждого, как у Закхея, – Он пришел, и мы приняли Его, не помня себя от радости: неужели такое возможно? Это рассказ о том, что было со мной и со всеми, кто знает Его. Если бы каждый из нас мог поведать о том, как открывалась вера ему, мы изумлялись бы без конца богатству милосердия Божия и разнообразию переживаний. И никто из нас никогда бы не смог ни себе, ни другим объяснить, почему это именно с ним случилось, в то время как он грешник – грешнее других. Это слишком очевидно, это видно со стороны, как у Закхея, когда посещение его Христом даже вызвало ропот у всех, почему он зашел к грешному человеку, как будто Христос не для того пришел в мир, чтобы взыскать и спасти погибшее!

Поразительное дело! Фарисеи, которые в своей праведности поворачивались спиной к грешникам, из-за этой религиозной суровости и надменности отвергли Того, Кто пришел избавить человека от несчастья греха. Закхей же, став, сказал Господу: Господи! Половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо. И это не минутный вдохновенный порыв – святой Климент Римский свидетельствует, что Закхей впоследствии стал спутником святого апостола Петра и вместе с ним проповедовал в Риме, где и принял при Нероне мученическую кончину. Тем, кто убивал его, он благовествовал о Христе, отдавая за них и самую жизнь свою. Он знал, что Господь требует от него любить всех людей до полноты Своего благодатного дара, который Он дал ему.

Мы часто удивляемся, почему порою Господь в час Своего посещения – в час благодати или решающих для всех испытаний – избирает как будто совсем незначительных, недостойных и далеких от Него людей, а люди как будто благочестивые, бескомпромиссные и добрые внезапно оказываются в стороне. Это потому, что Господь – сердцеведец, Он знает сердца и, как говорит апостол Павел, кого Бог предузнал, того и предопределил, а кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал, а кого оправдал, тех и прославил. Что хочет сказать нам Церковь этим Евангелием о Закхее накануне Великого поста? Прежде всего – что для Бога никто, никогда не потерян, потому что душа у каждого человека – живая, и Господь дал каждому человеку возможность покаяния, но покаяние бесполезно, если наши дела говорят о другом. Однако самое главное – глубина сердца. Господа не обманешь. От Него не скроешься никаким постом, никакими добрыми делами, ни даже молитвой, потому что Господь видит глубоко и любит до конца. Он хочет дать нам всю Свою благодать Креста и Воскресения.

Протоиерей Александр ШАРГУНОВ (5 февраля 1995 г.)