«Сама жизнь наша — это чудо. Сама Церковь наша Православная, стоящая непоколебимо, — это чудо. Кругом чудо — духовным оком смотри, разумей, укрепляйся в вере и дивись. С нами Бог! И никакая нечисть нам никогда не будет страшна. Аминь».

схиархим.Зосима

21 марта / 3 апреля – 65-летие блаженной кончины преподобного Серафима Вырицкого

…В ту ночь келейница батюшки Серафима видела странный сон: бежит он в белом халате по заснеженному полю, а от него буквально рассыпаются немецкие полки. Обнаружив утром на кухне разложенные у печки белый мокрый халат и валенки, она застыла в недоумении, а батюшка Серафим, взглянув на нее веселыми глазками, к вящему ее изумлению спросил: «Ну как, видела?». Появление мокрых вещей на кухне объяснилось довольно просто — старец молился всю ночь на дворе, прямо под открытым небом, а для маскировки, накинул на плечи белый больничный халат. Всего через несколько дней в Вырицу пришло известие о прорыве на Ленинградском фронте — блокада снята, началось наступление…

С первых дней войны отец Серафим открыто говорил о предстоящей победе русского оружия. На сей счет сохранились убедительные свидетельства, записанные со слов профессора Ленинградской Духовной Академии протоиерея Ливерия Воронова и протоиерея Иоанна Преображенского. Они, будучи еще молодыми людьми, лето 1941 года, как обычно, проводили в Вырице и, как и многие ленинградцы, выехавшие в отпуска и на дачи, не успели эвакуироваться при наступлении немецких частей. Будущие священнослужители в то время пели в хоре вырицкого Казанского храма, куда стекалось множество народа. Всем было известно о патриотической деятельности отца Серафима. Сколько людей именно в то тревожное время пришли по молитвам подвижника к покаянию, горячо обратившись к Господу! Ведь старец так вдохновлял их, твердо говоря, что Господь обязательно дарует русскому народу победу, если тот укрепится в вере своих отцов.

... Румынской частью, расквартированной в Вырице, командовали немецкие офицеры. Им донесли о пророчествах отца Серафима, и вскоре в дом на Пильном проспекте пожаловали незванные гости. И вновь, как когда-то чекистов, батюшка укротил пришельцев через благодатную помощь свыше. Старец сразу поразил их тем, что заговорил с ними на хорошем немецком языке — ведь в бытность свою купцом он часто посещал Вену и Берлин, сотрудничая с австрийскими и немецкими фирмами. Капитан, который был начальником вырицкой команды, спросил у отца Серафима, скоро ли немецкие части пройдут победным маршем по Дворцовой площади? Старец смиренно ответил, что этого никогда не будет. Немцам придется поспешно уходить, а самому вопрошающему не суждено будет вернуться домой, при отступлении он сложит свою голову под Варшавой.

По рассказам плененных немцами местных жителей, которых оккупанты пытались угнать в Германию, этот немецкий офицер, действительно, погиб в районе польской столицы, а невольники были возвращены на Родину. Пророческие слова отца Серафима подтвердил и румынский офицер, также служивший во время войны в вырицкой команде. В 1980 году он приезжал поклониться могиле старца и, разыскав вспомнивших его местных жителей, поведал о подробностях того отступления.

Между тем, отец Серафим еще в начале войны предсказал ряду жителей Вырицы будущее пленение и последующее благополучное возвращение из неволи. В частности, один из бывших старожилов Вырицы, Леонид Викторович Макаров вспоминал, что старец предсказал это и его семье, ответив, что в дальнейшем они будут жить в большом городе. Время показало истинность слов отца Серафима. Евдокия Васильевна Федорова свидетельствует о том, что вырицкий старец помог ей отыскать мужа — Алексея Федоровича, находившегося в немецком лагере для военнопленных. По молитвам батюшки Серафима и слезной просьбе супруги лагерное начальство неожиданно отпустило домой единственного кормильца семьи.

Молитвенное предстательство преподобного помогло в годы войны великому множеству людей. Несмотря на сильное измождение плоти, дух батюшки был бодр и свободен. Он пребывал в непрестанной молитве, пламенея любовью к Господу и ближним. Этот дух врачевал сердца его чад, принося утешение и рождая надежду. В часы своих молений на камне, «в саду, в тиши ночной», подвижник всем сердцем молил Господа об освобождении северной столицы от вражеской блокады.

А в это время град святого апостола Петра сражался не только силой оружия, но и соборной молитвой Церкви. Вместе со всеми жителями города-фронта Церковь прошла суровые блокадные годы и полностью разделила с ними все немыслимые испытания. Ежедневно совершались богослужения во всех сохранившихся храмах города, которые не прерывались и после поступления сигнала тревоги.

Храмы были постоянно переполнены верующими, хотя здания не отапливались и порою замерзало масло в лампадках, а люди падали в голодные обмороки. Прихожане Князь-Владимирского собора впоследствии вспоминали, что в декабре 1941 года “посещаемость собора нисколько не упала, а наоборот возросла. Служба у нас шла без сокращений и поспешности, много было причастников и исповедников, целые горы записок о здравии и за упокой, нескончаемые общие молебны и панихиды”. И это в то время, когда по храмам гулял морозный ветер, ибо почти повсеместно оконные стекла были выбиты при обстрелах воздушной волной.

Люди, оказавшиеся в совершенно нечеловеческих условиях, качавшиеся от недоедания и холода, возносили к небесам самые горячие свои молитвы.

В чин Божественной литургии была введена особая молитва о даровании победы русскому воинству, составленная в Отечественную войну 1812 года, служился также особый молебен “В нашествии супостатов, певаемый в Отечественную войну” и молебны об избавлении от пленения томящихся во вражеской неволе. Церковь всемерно поддерживала в людях веру и мужество. Ее патриотическая позиция получила всенародное одобрение и признание. Со временем некоторые богослужения в Николо-Богоявленском кафедральном соборе стало посещать и командование Ленинградского фронта во главе с маршалом Леонидом Говоровым.

Храмы города постоянно подвергались безжалостным артиллерийским обстрелам и бомбардировкам. В Пасхальную ночь 1942 года самолеты противника не только нанесли мощные бомбовые удары по главным соборам северной столицы, но и усиленно обстреливали их на бреющем полете из пулеметов. Тем не менее, богослужения, которые пришлось перенести на утро, собрали невиданное количество народа. В Пасхальном обращении к пастве митрополит Алексий (Симанский) писал: “… Враг бессилен против нашей правды и нашей беспредельной воли к победе, которую не могут сломить никакие наши временные неудачи … Наш город находится в особо трудных условиях, но мы твердо верим, что его хранит и сохранит Покров Матери Божией и небесное предстательство его покровителя святого Александра Невского”.

Нет никакого сомнения в том, что пламенные сердечные молитвы преподобного Серафима Вырицкого о даровании русскому народу победы над врагом были одним из важнейших голосов в общей соборной молитве Церкви земной и Церкви Небесной. Духовными очами видел он все, что происходило в осажденном городе. “Бедный, бедный Петербург!.. Мученики… да-да, это мученики…”— сокрушался тогда старец. Молитвенный подвиг преподобного стал великим духовным вкладом в дело освобождения северной столицы от страшных тисков блокады.

В январе 1943 года кольцо фашистских войск, окружавших город на Неве, было прорвано, а в январе 1944 года в результате мощных ударов наших соединений на суше, в воздухе и на море, во взаимодействии с Балтийским флотом—оборона врага была сломлена на трехсоткилометровом фронте. В феврале войска противника откатились от города уже на 270 километров. Война уходила на Запад...

Полное освобождение города от вражеской блокады торжественно отмечалось молитвой клира и мирян. По благословению митрополита Алексия (Симанского) во всех храмах 23 января 1944 года были отслужены благодарственные молебны. Повсюду оглашалось слово владыки: «Слава в вышних Богу, даровавшему нашим доблестным воинам новую блестящую победу... Эта победа окрылит дух нашего воинства и, как целительный елей утешения, падает на сердце каждого ленинградца, для которого дорога каждая пядь его родной земли».

Великая Отечественная война стала явным вразумлением Божиим для богоборческих властей. В народе росло ощущение собственной греховности, чувство покаяния и осознание войны как праведного наказания Божия. Святая вера, которую стремились уничтожить в течение почти 25-ти лет, вдруг стала великой мобилизующей силой в борьбе против фашизма!

Русское духовенство, с честью прошедшее все немыслимые испытания военных лет, вновь показало себя плотью от плоти, костью от кости русского народа. Русские православные иерархи, священники, монашествующие, простые верующие люди, практически все как один кладут души свои во имя спасения Отечества. Священноначалие Русской Православной Церкви в своих посланиях и обращениях к русскому народу находит самые нужные, самые близкие сердцам русских людей слова.

Патриотическая деятельность Церкви, возродившей для широких масс почитание имен святых князей Александра Невского и Димитрия Донского, Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского, Александра Суворова и Михаила Кутузова, Павла Нахимова и Федора Ушакова, необыкновенно помогла сплочению народа и поддержанию героического духа в тылу и на фронте.

Впервые за годы советской власти ряду священнослужителей были вручены правительственные награды — медали «За оборону Ленинграда». В число награжденных вошли: митрополит Алексий, протоиереи Владимир Румянцев, Павел Тарасов, Филофей Поляков, Николай Ломакин, Михаил Славнитский и другие представители духовенства и мирян.

Весной 1944 года, вскоре после полного снятия блокады, митрополит Алексий (Симанский) посетил Вырицу. Причем, отец Серафим, прозревая предстоящий визит архиерея, заранее предупредил о нем удивленных домашних. Известно, что эта встреча была очень теплой и продолжительной. Полное содержание беседы митрополита Алексия с вырицким старцем, безусловно, осталось в тайне. Рассказывают, что тогда иеросхимонах Серафим вновь подтвердил свое пророчество об избрании владыки Алексия Патриархом Московским и всея Руси, указав и время его избрания на будущем Поместном Соборе. Увидеться в земной жизни им уже не пришлось, однако, до конца дней своих они почитали друг друга и молились один за другого. В день памяти благоверных князей Русских, страстотерпцев Бориса и Глеба, 15 мая 1944 года почил о Господе Патриарх Сергий. В соответствии с завещательным распоряжением почившего Патриарха в должность Местоблюстителя патриаршего престола вступил митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский). Прежде всего, он призвал верующий народ усилить молитвы о победе русского оружия: “Пусть наших доблестных воинов, освобождающих нашу Русскую землю, осеняет в их победном шествии на запад, на полное разрушение лукавых козней врага, на разгром фашизма эта молитва и это благословение Церкви…”

2 февраля 1945 года на Поместном Соборе Русской Православной Церкви митрополит Алексий (Симанский) единогласно был избран Патриархом Московским и всея Руси. В течение 25-ти лет предстояло ему совершать служение Первосвятителя Русской Православной Церкви, как и предсказал святой преподобный Серафим Вырицкий.

По книге: Филимонов В. П. Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа. СПб.: «Сатисъ», 2010. С. 187-190.

http://www.pravmir.ru