«Сама жизнь наша — это чудо. Сама Церковь наша Православная, стоящая непоколебимо, — это чудо. Кругом чудо — духовным оком смотри, разумей, укрепляйся в вере и дивись. С нами Бог! И никакая нечисть нам никогда не будет страшна. Аминь».

схиархим.Зосима

2/15 марта – явление Державного образа Пресвятой Богородицы

О, преславнаго чудесе! / Небесе и земли Царица, / от святых сродников наших умоляемая, / до ныне землю Русскую покрывает / и лика Своего изображениями милостивно обогащает. / О, Владычице Державная! / Не престани и на будущее время / во утверждение на Руси Православия / милости и чудеса изливати до века. Аминь.

2/17 марта 1917 года в трагический день “отречения” от Престола Царя-Мученика Государя Императора Николая II в селе Коломенском под Москвой чудесным образом была явлена икона Божией Матери, именуемая “Державная”. В руках Царица Небесная держала регалии царства земного – скипетр и державу. С этого дня Пресвятая Богородица стала “земли Русския Царицею Небесною” (величание из службы явлению иконы).

К. Н. Леонтьев за тридцать лет до цареубийства предрекал: “республиканская все-Европа придет в Петербург ли, в Киев ли, в Царьград ли и скажет: “Откажитесь от вашей династии или не оставим камня на камне и опустошим всю страну””. “Когда пробил роковой для России час, – писал митрополит Анастасий (Грибановский), – и революционная буря подняла на гребень волны новых, непризнанных народных вождей, они приступили к Государю с требованием отречения от прародительского Престола во имя блага Родины”. Подпись карандашом под телеграммой об отречении не только от лица Монарха, но и, в нарушение всех юридических норм, от лица Наследника, должна была послужить сигналом всем “имеющим уши” верноподданным встать на защиту своего Царя. Таковых, как мы знаем, оказались единицы. Но мы помним и чтим их имена: граф Келлер, Хан Нахичеванский, генерал Дитерихс. Их подвиг верности тогда же получил церковную оценку. Общеизвестен отказ святителя Тихона весной 1918 г. в благословении белым генералам, что порой ошибочно толкуется как желание Патриарха держаться в стороне от всякой политики. Однако, в том же 1918 году Святитель отправил епископа Камчатского Нестора (Анисимова) передать в благословение генералу Келлеру, который должен был возглавить Северную Армию, шейную иконочку Державной Божией Матери и просфору. Будучи человеком православным, монархизм которого проистекал из глубокой веры, Келлер категорически отказался присягнуть временному правительству и привести к этой присяге вверенный ему корпус. В телеграмме Государю он предлагал себя и свои войска для подавления февральского мятежа. Приняв в начале гражданской войны предложение возглавить Северную Армию, граф заявил, что через два месяца “поднимет Императорский штандарт над священным Кремлем”. Вот что благословил Патриарх Тихон.

Время показало прозорливость Святителя. Патриарх не мог благословить людей, изменивших присяге Государю, армию, которая сражалась за учредительное собрание, в которой монархические организации были на нелегальном положении, генералы которой приказывали пороть крестьян, встречавших их не только хлебом-солью, но и Царскими портретами. Еще не была испита Чаша Гнева Божия предавшим своего Царя, Веру и Отечество русским народом. По попущению Божию, на пути во Псков, в Киеве, генерал Келлер, этот “рыцарь чести и преданности Государю”, был схвачен петлюровцами, тогдашними “боевиками майдана” и расстрелян перед Софийским собором.

Был сделан еще только первый, робкий, неуверенный шаг к покаянию, а милость Божия уже готова была щедро излиться на заблудших. Как некогда, накануне первой русской Смуты, будущий священномученик Патриарх Ермоген, благословивший победоносное Народное Ополчение и замученный за это поляками, прославил и составил службу Казанскому образу Божией Матери – символу национального освобождения Руси, так в начале второй Смуты, длящейся и поныне, второй Ермоген – Святейший Патриарх Тихон прославил и участвовал в составлении службы Державной иконе Пресвятой Богородицы. В Акафист этому чудотворному образу Патриарх приказал собрать по частице из каждого акафиста, какие были написаны для других икон Божией Матери, явленных на Руси, и велел назвать этот акафист “акафист акафистов”.

С Державным образом и упомянутым выше епископом Камчатским Нестором связан и знаменитый Приамурский Земский Собор 1922 г. во Владивостоке, признавший Святейшего Патриарха Тихона своим почетным председателем. На этом Соборе русские православные люди договорили все до конца. Собор высветил все наши грехи, приведшие к падению, от имени всего народа покаялся в них, наметил пути выхода из создавшегося положения. Подобно свече, вспыхивающей ярко, прежде чем окончательно потухнуть, явился он на нашей земле, на последнем ее клочке, не погрузившемся еще во мглу. При огромном стечении народа епископ Нестор совершил молебен, кропил войска святою водою, вручив им одну из икон Божией Матери Державной, а другую – правителю Края генералу Дитерихсу. Вот строки из последнего Указа генерала: “Скоро Земского Приамурского Края не станет. Он как тело – умрет. Но только как тело. В духовном отношении, … он никогда не умрет в будущей истории возрождения Великой Святой Руси. Семя брошено. Оно сейчас упало на еще не подготовленную почву. Но грядущая буря ужасов советской власти разнесет это семя по широкой ниве Великой Матушки Отчизны. И приткнется оно в будущем через предел нашего покаяния и по бесконечной милости Господней к плодородному и подготовленному клочку Земли Русской и тогда даст желанный плод”. Сейчас, на наших глазах, мы видим, как с “плодородного и подготовленного клочка” – АР Крым, остановившего “блиц-криг” фашистской хунты на Украине (см. http://www.youtube.com/watch?v=icHWCIMTQsI и http://www.youtube.com/watch?v=QCAbvldZt8w ), начинается Национально-Освободительное Движение (http://rusnod.ru/ и http://ukrnod.org/ ) и освобождение всей Святой Руси от сатанинского западного ига. Проходя свою очистительную Голгофу, избывая тяжкое время второй Великой Смуты, русский народ возвращается к своей духовно-нравственной всемирно-исторической миссии.

“Символ Державной иконы ясен для духовных очей, - писал профессор И. М. Андреевский, - через неисчислимые страдания, кровь и слезы, после покаяния, русский народ будет прощен и Царская власть, сохраненная Самой Царицей Небесной, будет Руси несомненно возвращена. Иначе зачем же Пресвятой Богородице сохранять эту власть?” Замечательно было самоощущение участников грандиозного Крестного хода из всех московских церквей Первопрестольной к поруганным Святыням кремлевским в мае 1918 г. , выраженное в письме кн. Е. Н. Трубецкого: “… Не даром льется теперь кровь мучеников, не даром мы теперь пьем чашу до дна. Верьте, великое теперь совершается над нами. Близко наблюдая наше церковное движение, я не только верю – я знаю, что воскреснет Церковь, которую Христос стяжал Своею Кровью и кровью мучеников: такого светлого подъема я не видал за всю мою жизнь… Все, что вы чувствуете, все, что чувствует вся Русь, олицетворяется для меня одним могучим впечатлением этих дней. Мы шли крестным ходом из Успенского Собора на Красную Площадь. Толпа, где были сотни и тысячи только что приобщившихся, ожидала расстрела и шла с пением “Кресту Твоему покланяемся, Владыко…” А пройдя Спасские ворота и увидев площадь, полную десятками тысяч, в порыве неудержимой радости запела: “Христос воскресе…” Вот смысл Русской Голгофы! То, что мы видели на Красной Площади,- есть начало воскресения России, а воскресение не бывает без смерти…”

А то, что мы видим сегодня на площадях Юго-Востока Украины, - это начало Русской Весны, которую не остановить ни бьющемуся в конвульсиях западу, ни его прихвостням сатанистам-бандеровцам, ни продажным чиновникам, ни объявившим войну собственному народу преступникам-олигархам.

Перед Твоей Державною Иконой
Стою я, трепетом молитвенным объят,
И Лик Твой царственный, увенчанный короной,
Влечет к Себе мой умиленный взгляд.
В годину смут и трусости бесславной,
Измены, лжи, неверия и зла,
Ты нам явила Образ Твой Державный,
Ты к нам пришла и кротко прорекла:
"Сама взяла Я скипетр и державу,
Сама Я их вручу опять Царю,
Дам царству русскому величие и славу,
Всех окормлю, утешу, примирю".
Покайся ж, Русь, злосчастная блудница...
Омой в слезах свой оскверненный стыд,
Твоя Заступница, Небесная Царица,
Тебя и грешную жалеет и хранит.

С. Бехтеев, 1934

По материалам сборника «Державная Правительница Земли Русской» М.; «Паломникъ», 1999