«Сама жизнь наша — это чудо. Сама Церковь наша Православная, стоящая непоколебимо, — это чудо. Кругом чудо — духовным оком смотри, разумей, укрепляйся в вере и дивись. С нами Бог! И никакая нечисть нам никогда не будет страшна. Аминь».

схиархим.Зосима

4 ноября (22 октября ст. стиля) – Празднование в честь Казанской Иконы Божией Матери, 400-летия окончания Смутного времени и восстановления русской государственности, День Русского народного Единства.

Тропарь, глас 4



Заступнице усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего, Христа Бога нашего, и всем твориши спастися, в державный Твой покров прибегающих. Всех нас заступи, о Госпоже Царице и Владычице, и же в напастех и скорбех и в болезнех, обремененных грехи многими, предстоящих и молящихся Тебе умиленною душею и сокрушенным сердцем пред пречистым Твоим образом со слезами, и невозвратно надежду имущих на Тя, избавления всех зол, всем полезная даруй и вся спаси, Богородице Дево: Ты бо еси Божественный покров рабом Твоим.

Обрести чудотворный образ Промыслом Божиим уготовано было будущему великому поборнику и защитнику православной веры и Отечества нашего, священномученику патриарху Ермогену, в то время священнику Гостинодворской церкви Казани Ермолаю. Он же, будучи уже митрополитом Казанским, составил “Службу”, а также “Повесть и Чюдеса Пречистые Богородицы, честнаго и славнаго Ея явления образа, иже в Казани”.

“В 1913 году, когда состоялось его причисление к лику святых, в народе распространялась листовка, где в нескольких словах говорилось о жизненном пути Первосвятителя, завершившемся мученической кончиной в Чудовом монастыре. Я оглашу вам эту листовку — три фразы, которые покрывают всю жизнь святителя: «За пламенную веру он был удостоен обрести Казанскую икону Богоматери. За пастырскую любовь он был избран и посвящен митрополитом Казанским. За стойкость в вере православной призван Святейший Ермоген в Патриархи Всероссийские». И добавить к этому можно: за пламенную любовь к Церкви, Отечеству и народу принял мученический венец,”- сказал Святейший Патриарх в день празднования 400-летия его мученической кончины после Божественной Литургии в Успенском кремлевском соборе.

В этом году, в день 100-летия прославления патриарха Ермогена в лике святых, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл освятил памятник ему в Александровском саду у стен Кремля. Таким образом был восстановлен первоначальный замысел мемориала защитникам Отечества в триединстве — духовного сословия в лице патриарха, патриотического служилого дворянства в лице князя Дмитрия Пожарского и простого народа в лице Кузьмы Минина.

“Памятник стоит рядом с Кремлевской стеной, — сказал Святейший в Первосвятительском слове по завершении чина освящения, — буквально напротив Чудова монастыря, который находился на территории Кремля и в подвалах которого в 1613 году святитель Гермоген был замучен и отдал жизнь свою за веру и Отечество.

То было труднейшее время Смуты. Пресечение царской династии, разделения среди бояр, иноземная интервенция, народные восстания, попытки силой искоренить веру православную — все это привело страну нашу на грань полного уничтожения и краха. Мы, действительно, как народ и как страна стояли на краю пропасти, упав в которую, Россия, наверное, никогда более не смогла бы возродиться.

Но для того чтобы совершить самое большое злонамеренное действие — посадить на престол русских государей иноземца, нужно было согласие Патриарха. И к нему в Чудов монастырь стали приходить и представители тех самых иноземных сил, которые оккупировали Москву, и предатели из боярской Думы, склоняя его посулами, угрозами и даже угрозой смерти к тому, чтобы он обратился с воззванием к русскому народу. Но святитель этого не сделал, хотя смута была в головах людей, многие считали, что приглашение на московский престол иноземца откроет новые перспективы развития, европеизации Русского государства. Были приверженцы этой идеи и среди могущественных боярских кланов. А народ, помраченный от Смуты, от насилия, от убийств, неспособен был сосредоточиться и вынести свое суждение.

И тогда святитель Гермоген, отказав иноземцам в поддержке, стал обращаться к людям русским с пламенными воззваниями, чтобы они объединились и изгнали врага из столицы. Мы знаем, что одно из таких посланий достигло Нижнего Новгорода, возбудило патриотическое чувство его граждан, и ополчение Минина и Пожарского, выступив к Москве, спасло столицу, а через это — и всю Русь”.

Москвичи под водительством Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского подняли восстание, в ответ на которое поляки подожгли город, а сами укрылись в Кремле. Поляки низложили святого Патриарха Гермогена с Патриаршего Престола и заключили его в Чудов монастырь под стражу. Более девяти месяцев томился святитель Гермоген в тяжком заточении. 17 февраля 1612 года он мученически скончался от голода и жажды.

Освобождение России, за которое с таким несокрушимым мужеством стоял святитель Гермоген, успешно завершилось русским народом по его предстательству.

22 октября (4 ноября по новому стилю) 1612 года бойцы народного ополчения под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город, гарнизон Речи Посполитой отступил в Кремль. Князь Пожарский вступил в Китай-город с Казанскою иконой Божией Матери и поклялся построить храм в память этой победы. 26 октября (5 ноября по новому стилю) командование гарнизона интервентов подписало капитуляцию.

На следующий день гарнизон сдался. В конце февраля 1613 года Земский собор избрал новым царем Михаила Романова, первого русского царя из династии Романовых.

В 1649 году указом царя Алексея Михайловича день Казанской иконы Божией Матери, 22 октября (по юлианскому календарю), был объявлен государственным праздником, который праздновался в течение трех столетий вплоть до 1917 года.

В условиях иностранной интервенции патриарх и большинство духовенства проводили последовательную политику на сохранение православной государственности, русских народных традиций и культуры. В отсутствие светской власти народом стали руководить вожди духовные - так определял роль Русской Православной Церкви в смутное время глава петербургской исторической школы Сергей Федорович Платонов. Церковь противодействовала проникновению католичества в Россию и захвату российского престола иноземцами и иноверцами. Таким образом, в годы Смуты в России начала XVII в. Русская Православная Церковь сыграла важную роль в деле спасения национальной культуры, народных традиций и всего Русского Государства.

Осмысливая духовное значение событий 400-летней давности, Предстоятель нашей Церкви, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл сказал:

“Что произошло 400 лет тому назад? Произошло избавление страны, народа нашего от погибели. Мы были на волосок от исторической трагедии, от уничтожения страны, от потери ее суверенитета, от ассимиляции Православия католичеством — в общем, от национального уничтожения.

История хорошо известна. После смерти Иоанна Грозного началась череда проблем, связанных с желанием тех или иных боярских кланов добиться власти, войти во власть, — особенно после смерти Федора Ивановича, сына царя Ивана Грозного. Не буду рассказывать вам про все эти исторические перипетии — и прочитать об этом можно, да и многие из вас все это хорошо знают.

Важно другое. Что же произошло с нашим народом, что враг дошел до Москвы, не встречая практически никакого сопротивления, и вступил в Кремль? Что произошло с нашим народом, когда в Смоленск из Москвы было направлено посольство — делегация, состоящая из бояр, с просьбой к королю Сигизмунду посадить на царство в Москве его сына Владислава? Ведь инициатива-то исходила из Москвы. Конечно, военная инициатива происходила из Польши, и на русскую землю пришли польские войска, но кто их пригласил в Москву? Кто перед ними открыл этот путь? Те самые бояре, элита, которая считала, что возведение на Московский престол королевича Владислава будет неким модернизационным проектом для России. Мол, новая власть — западноевропейская, образованная; армия гораздо сильнее московской, лучше вооруженная; европейский уровень образования, культуры, а вместе с ним — и западная трактовка христианства…

Все это воспринималось многими как путь к модернизации страны. Но лучшие люди в Москве, в России понимали, что это будет не модернизация, не прогресс в государственной, общественной, экономической, военной сферах, а это будет потеря суверенитета, потеря независимости, исчезновение страны. Именно эти люди понимали, что речь идет не об улучшении жизни народа, не об укреплении государства, а о полном демонтаже государственной и народной жизни.

И, может быть, самый главный вопрос, на который мы сегодня должны отвечать в связи с празднованием 400-летия Смуты: как это могло произойти? Почему русские люди, бояре, вроде бы ответственные за судьбу страны, — почему они сознательно пошли на все эти поступки, которые можно квалифицировать как просто предательство? Ведь они не думали, что предают страну, Родину — они считали, что делают великое и благое дело.

Все это очень перекликается и с нашим сегодняшним днем. Многим импонирует заимствование иных образцов общественного, политического развития, отказ от своей самобытности, от своей веры, которая для тех, кто предлагает этот отказ, представляется косной, консервативной, мешающей развиваться народу и государству. Все это присутствует и сегодня. Но совершенно очевидно, что 400 лет назад нашлись люди — Патриарх Гермоген, который отказался подписать воззвание, призывающее русский народ склониться перед Владиславом; Минин и Пожарский, которые в ответ на призывы Патриарха Гермогена подняли ополчение; жители многих регионов России, поддержавшие это ополчение, — и все они понимали, что речь идет не о благе страны, а о ее погибели.

После завершения Смуты и избрания Михаила Федоровича на царство, а в особенности с приходом к власти государя Алексея Михайловича, Россия получила второе дыхание, огромное, колоссальное развитие национальной жизни, экономики, государственного строительства, освоения новых земель. Будто некая пружина, которая сдерживалась, произвела мощное движение, огромной силы толчок, и Московия превращается в великое государство от моря и до моря, от океана до океана, сохраняя свою самобытность, свою веру и одновременно развивая экономику, укрепляя политические основы жизни, содействуя общественному развитию нации.

Вот и сегодня мы должны, в первую очередь, заботиться о том, чтобы не допускать смуты в сознании, смуты в умах. Ведь и сегодня есть люди, которые, подобно некоторым московским боярам, предлагают неприемлемые рецепты для модернизации нашей жизни и для улучшения условий бытия нашего народа. Речь идет не о том, чтобы уходить в изоляцию, отказываться от опыта других, отказываться от взаимного обмена, от того чтобы быть страной открытой в экономическом, научном, культурном смысле слова. Речь идет о том, что не могут приноситься в жертву всему этому суверенитет государства, его национальное достоинство, территориальная целостность, и, что самое главное, не могут разрушаться базисные духовные и нравственные основы жизни народа. Вот тогда любое совершенствование общественных отношений, науки, искусства, образования — то, что мы сегодня называем словом «модернизация», — будет содействовать и улучшению жизни людей, и усилению основ нашего государства”.

http://www.patriarchia.ru/db/text/2052481.html
http://www.pravoslavie.ru/news/61764.htm
http://www.pravoslavie.ru/guest/48373.htm
http://xn--b1agaahi6ace7a.xn--p1ai/biblioteka
http://www.patriarchia.ru/db/text/2565830.html
http://www.pravoslavie.ru/smi/57181.htm